Эксклюзив
Ксения Кириллова: американских “полезных идиотов” нельзя называть российскими агентами
Эксклюзив

Ксения Кириллова: американских “полезных идиотов” нельзя называть российскими агентами

19 января, 18:50
Раскол в американском обществе нужно сглаживать бережно

Из-за обилия дезинформации и постоянного накала страстей американское общество достигло невиданной со времен Гражданской войны поляризации. Выборы 2020 показали какими опасными бывают радикальные идеи и манипуляции.

Аналитик и эксперт нескольких аналитических центров в США Ксения Кириллова уверена, что нейтрализовать последствия нужно ювелирно тонко. Нужно выстроить мосты с теми, кто еще способен на конструктивный диалог. Об этом она рассказала в первой части  своего интервью “Парламент.UA”.

Вторую часть интервью можно прочесть по ссылке.

Ксения, как вы думаете, зачем нужен импичмент Дональду Трампу, если уже на 20 января у Джо Байдена назначена инаугурация? Может, демократы немного опоздали?

Логика демократов вполне понятна, и они преследуют сразу несколько целей. 

Во-первых, законодатели пытаются показать, что поведение, подобное Трампу, должно неизбежно повлечь за собой ответственность, чтобы ни у кого в будущем не возникло соблазна его повторить. 

Ведь несмотря на все попытки 45-го президента откреститься от самых радикальных своих сторонников и объявить себя «голубем мира», запоздало осуждая насилие, по факту именно его поведение привело к штурму здания Конгресса. 

Не только демократы, но и часть республиканцев уверены в том, что действия разгоряченной толпы стали прямым следствием призывов Трампа не признавать результаты выборов, идти к Капитолию и проявить силу. Также именно он несколько месяцев подряд внушал последователям, что Америка стала жертвой колоссального «заговора глобалистов», которые фальсифицируют выборы. И это объясняет агрессию.

Во-вторых, в случае успешного импичмента, Конгресс сможет рассмотреть вопрос о запрете Трампу занимать государственные должности в США, а дальше уже на очереди уголовные дела.

В-третьих, если Трамп оказывается вне закона, республиканцы не смогут продолжать использовать его риторику, радикализовать ее, чтоб перехватить электорат крайне правых симпатиков бывшего президента.

А у Республиканской партии есть такой соблазн, учитывая, что Трамп до сих пор популярен среди ее электората, ведь по последним результатам опросов, только 17% избирателей партии поддерживают импичмент.

Как вы считаете, есть ли правда в слухах о российском следе в штурме Капитолия?

Смотря, что мы понимаем под российским следом. Конечно, российская пропаганда с удовольствием подхватывала конспирологические теории, распространяемые Трампом, и пыталась усилить их эффект. С другой стороны, американские эксперты признают: за последние четыре года сами американцы стали насколько усиленно распространять радикальные теории и дезинформацию, что затмили собой любой внешнее вмешательство. К примеру, директор Лаборатории цифровой аналитики Атлантического совета Грэм Бруки в интервью журналу Politico сказал дословно следующее:

«Масштабы, размах и, что наиболее важно, эффект от дезинформации внутри страны намного превышает возможности для вмешательства в выборы США со стороны какого-либо иностранного правительства».

Это вполне понятно, учитывая, что американские власти и частные компании научились достаточно эффективно выявлять каналы внешнего воздействия, и блокировать их до того, как они приступили к распространению опасного контента, будь то  созданные «под чужим флагом» аккаунты или формально «независимые» сайты. К тому же, если дезинформация распространялась высшими должностными лицами США, вы можете себе представить ее охват. Он несоизмерим с охватом анонимных аккаунтов в соцсетях или неизвестных сайтов.

Ксения Кириллова

Ксения Кириллова

Проблема в другом: большинство русскоязычной диаспоры в Соединенных Штатах (включая, кстати, значительную часть украинской диаспоры) поддерживает Трампа. Притом совершенно необязательно, что все они поддерживают Путина. В основе такого парадокса лежит сложный клубок психологических причин, о которых мы можем как-нибудь поговорить отдельно.

Здесь мы уже не можем говорить об иностранном вмешательстве как таковом. Да, это русскоязычные люди, но многие из них живут в Америке по 30-35 лет, считают себя американскими патриотами и искренне верят в то, что говорят. Частично такие взгляды являются частью «гибридной войны», то есть люди заражаются подобными идеями через русскоязычные СМИ. Однако очень многие из них формируют свои взгляды, основываясь на крайне правых американских источниках. Проще говоря, они фанатично верят Трампу.

Это очень важный момент, поскольку мы не можем называть искренне заблуждающихся американских граждан «российскими агентами». Кстати, у российских спецслужб есть для таких людей крайне нелестное наименование «полезные идиоты» – люди, чьи взгляды используются «вслепую». В данном случае они были использованы Трампом, однако некоторые из этих людей уже после 6 января зачастили на центральные российские каналы, поскольку, что было абсолютно ожидаемо, нашли там поддержку своей конспирологии.

Лично я считаю, что человек может выступать где угодно, если у него есть шанс реально донести до аудитории правдивую информацию. Но в данном случае ни о какой правде речь не идет. Люди, которые сами открыто заявляли, что их цель – «выкинуть демократов к чертовой матери из Вашингтона» (это цитата), а затем сетовали, что были готовы снести весь город, но, к сожалению, не получили такого приказа от Трампа, теперь рассказывают о том, что во всем виноваты «провокаторы из Антифы». Стоит ли говорить, что трудно было представить себе большего подарка для российской пропаганды! Опять же, это не значит, что левые радикалы не способны на провокации. Вообще радикальные группировки с обоих концов политического спектра очень похожи друг на друга. Но в данном случае настроения протрамповских «штурмовиков» и призывы их лидера говорят сами за себя.

Поэтому, конечно, Москва с неослабевающим вниманием следит за происходящим в Штатах и старается своими силами поддерживать радикальные группировки. Однако, повторю, масштаб ее влияния был несоизмерим в сравнении с внутренними акторами. То, что случилось – это результат внутренних процессов в США, и они начались не вчера и даже не четыре года назад, однако в эти дни достигли кульминации.

Как в обществе относятся к тому, что Капитолий взяли штурмом?

Большинство, конечно, негативно, в том числе и часть трампистов. Другое дело, что они видят в произошедшем руку «коварной провокации Антифы», «заговора демократов», специально подготовленной для них ловушки и так далее.

Поддерживаете ли вы тех, кто увольняет своих сотрудников за участие в этих событиях?

В большинстве случаев – нет. Дело в том, что на практике компании в США увольняют не только тех, кто непосредственно участвовал в захвате Капитолия и применял силу, но и тех, кто был в тот день на митинге в Вашингтоне, а зачастую – и тех, кто верит в теории о «фальсификации выборов» или даже просто голосовал за Трампа. Да, в отношении этих людей нет репрессий со стороны государства, но важно понимать, что общественное мнение всегда играло в Соединенных Штатах огромную роль. Теперь же, когда это мнение формируется стихийно СМИ, социальными сетями и крупными корпорациями, минуя общественный консенсус, а в моду входит так называемая «культура отмены», общественная травля и увольнения могут очень серьезно разрушить жизнь людей.

Конечно, во многом такая ситуация стала результатом политики Трампа, когда он, пытаясь мобилизовать своих сторонников, фактически маргинализовал их, выведя их сначала из пространства конструктивного диалога, а затем, как минимум часть из них – из правового поля. Теперь у представителей другой стороны всегда есть аргумент: «Они поддерживают террористов» или «Они распространяют опасную дезинформацию».

Но дело в том, что эту дезинформацию распространял, на минутку, законно избранный президент Соединенных Штатов, а также большое количество его высокопоставленных сотрудников. Именно они, а не обычные люди, должны в первую очередь нести ответственность за нее. К тому же, будучи довольно талантливым манипулятором, Трамп заигрывал с разными категориями населения, и люди голосовали за него по очень разным мотивам. Некоторые, к слову, делали это только потому, что их пугал радикализм «слева». Навешивать всем этим людям ярлык «террористов» или «нацистов» в корне неверно, но на практике такая тенденция встречается довольно часто, в том числе в русскоязычной диаспоре.

Мне известны случаи, когда люди писали доносы на собственных соседей, на эмигрантов, которых они знали лично годами и десятилетиями, и которые вообще не были в Вашингтоне 6 января. Притом объектом доноса зачастую может стать человек, который всего лишь критикует какие-то радикальные идеи, появившиеся, допустим, в американской системе образования. Понимаете, в общественной сфере, в отличие от правоприменительной, не существует вообще никаких регуляторов и критериев, и люди начинают искать «врагов народа», что называется, в меру своей испорченности. Кстати, 4 года назад русскоязычные сторонники Трампа тоже писали доносы на своих оппонентов, составляя списки людей, «выступающих против нашего президента». Но если это все еще можно было списать на наследие советского менталитета, то сейчас доносительством занимаются и коренные американцы, опять же – каждый в меру своей испорченности.

Как вы понимаете, обычные люди не являются профессионалами в контрразведке или аналитике, и когда они начинают писать, кто, по их мнению, является «русским агентом», кто и кем «проплачен» и так далее, это в большинстве случаев представляет собой полет дилетантской фантазии. Конечно, такого рода доносы не могут повлечь за собой правовых последствий, но на практике они способны серьезно осложнить людям жизнь. В результате люди уверены, что их преследуют за взгляды, что радикализует их еще больше.

Да, Соединенные Штаты вошли в период невиданного со времен Гражданской войны кризиса и поляризации общества. Да, нынешняя ситуация показала, как опасна бывает дезинформация, и к каким последствиям приводят радикальные идеи. Но нейтрализовать последствия этих явлений нужно ювелирно тонко, стараясь выстроить мосты с теми, кто еще способен на конструктивный диалог, и не клеймя людей за их взгляды, если в этих взглядах нет откровенного нацизма и призывов к насилию. Не стоит забывать, что за Трампа голосовало более 70 миллионов человек, и все они делали это по разным мотивам. Сейчас же, когда у Трампа очевидно нет политического будущего, нужно думать о том, как восстанавливать мир в предельно расколотом обществе.