Эксклюзив
У Украины есть что противопоставить многомиллиардной российской пропаганде - Томас Кент
Эксклюзив

У Украины есть что противопоставить многомиллиардной российской пропаганде - Томас Кент

15 февраля, 12:38
Томас Кент, экс-глава «Радио Свобода»
Сильная сторона Украины - ее гражданское общество

В начале февраля президент Украины Владимир Зеленский ввел санкции против трех пророссийских телеканалов: "112 Украина", NewsOne и ZIK. Реакция на это событие стала неоднозначной даже внутри Украины: кто-то считает, что это решение давно назрело, а оппоненты называют это наступлением на свободу слова. Российская же пропаганда отреагировала специфически - там решили, что Кремль получил "индульгенцию" на блокирование неугодных СМИ в своей стране.

А вот бывший президент Радио Свобода (RFE/RL), старший научный сотрудник Джеймстаунского фонда и автор книги ""Ответный удар": явные и скрытые формы борьбы с российской дезинформацией" Томас Кент полагает, что проведение подобной аналогии некорректно.

О том, что Украина может противопоставить российской пропаганде, как Запад может повлиять на россиян, и насколько возможен диалог с российским обществом, Томас Кент рассказал в интервью Парламент.UA.

Бороться с дезинформацией в условиях войны должны неправительственные организации

Аргументы украинской стороны исходят из того, что, во-первых, украинцы на опыте многократно убедились, как российская пропаганда искажает действительность. Заблокированные каналы, с точки зрения украинской стороны, нельзя рассматривать как источники информации в чистом виде – скорее, это механизмы манипуляции информацией в интересах России. Во-вторых, нельзя забывать, что Украина находится в состоянии войны с Россией, и политика в военных условиях, как мы видим на примере истории многих стран, зачастую отличается от политики, проводимой в мирное время. Здесь остается вопрос, соответствовало ли это решение законам Украины, и именно этот вопрос будет вскоре рассматриваться Верховным судом. Именно проверка судом решения силовой структуры – СНБО – является признаком наличия в стране принципа верховенства закона, и это тоже важнейшее отличие от того, что мы наблюдаем в России. Мы не знаем, каким будет решение Верховного суда, но сам факт, что вопрос законности блокировки каналов будет рассмотрена судом, свидетельствует о существовании демократического процесса, – отмечает американский эксперт.

По словам Тома Кента, проблема с закрытием российских СМИ или соцсетей заключается еще и в том, что это очень сложно сделать технически.

Если люди хотят получить доступ к пророссийской информации, они найдут способ это сделать. Однако в рамках усилий по борьбе с дезинформацией крайне важно четко обозначить пропагандистские СМИ и назвать их таковыми во всеуслышание. Также возможно повлиять на спонсоров таких ресурсов, убедив их не размещать там свою рекламу, а владельцев хостингов – не размещать пропагандистский сайт на принадлежащих им платформах. Что касается составления списков журналистов, работавших на пропагандистских каналах, которое практикуется сейчас в Украине, на мой взгляд, лучше составлять "черные списки" пропагандистских сайтов и материалов, а не людей, – советует он.

При этом эксперт полагает, что выявлением каналов дезинформации и кампаниями против них лучше заняться неправительственным группам, а не государству.

Когда это делают госструктуры, всегда найдутся люди, которые будут подозревать, что их реальный мотив подобной деятельности – политическая цензура, а не обеспечение безопасности, – считает Том Кент.

К слову, российская сторона не отличается подобным благородством, и заходит намного дальше, чем списки, составленные гражданскими активистами. Среди оппозиционных журналистов, рисковавших жизнью и свободой при выполнении своей работы, можно назвать как минимум двух сотрудников "Свободы": Станислава Асеева, проведшего 31 месяц в застенках "ДНР", и Николая Семену, приговоренного российским судом Крыма к 2,5 годам условно с запретом на занятие публичной деятельностью. Томас Кент, будучи на тот момент президентом Радио Свобода, лично делал заявление в поддержку Семены.

Безусловно, СМИ должны делать все возможное для освобождения журналистов. Эти меры не всегда эффективны сразу, но, как правило, рано или поздно они дают эффект. И, конечно, факты задержания и пыток в отношении журналистов обязательно должны придаваться огласке, – считает он.

Аудиторией факт-чекеров должны стать потребители пропаганды

Что касается работы в "мирных условиях", бывший президент Радио Свобода предпочитает не запрет пропагандистских СМИ, а активную работу по контрпропаганде. Эта работа включает в себя не только объективную картину действительности, но и продвижение тех демократических ценностей, которые Россия пытается дискредитировать. При этом эксперт подчеркивает: основная сложность заключается в том, что кремлевская пропаганда может формально не отрицать те или иные ценности, однако дает настолько искаженную картину реальности, что именно Россия выглядит в ней "оплотом свободы и демократии".

Таким образом, проблема лежит больше не в области войны ценностей, а в определении того, что является правдой. В наше время существуют организации, занимающиеся факт-чекингом, но проблема в том, что они часто существуют в замкнутом информационном пространстве, и их аудитория – это в основном образованные люди либеральных взглядов. Поэтому важно разработать подход, который позволил бы группам, занимающимся факт-чекингом, влиять на ту же целевую аудиторию, что и пропагандисты. Их работа должна вестись на том же языке, на котором говорят обычные люди, используя тот же жаргон, те же платформы и соцсети, апеллируя к их интересам. Она не должна выглядеть, как элитный продукт, – предостерегает Томас Кент.

Для обычных потребителей информации американский эксперт также советует внимательно сравнивать продвигаемые нарративы с реальностью, а самим читателям или зрителям – обращать внимание на то, насколько информация совпадает с тем, что они хотят услышать, и пытается "подыграть" их ожиданиям и страхам.

Сильная сторона Украины – это ее гражданское общество и обилие негосударственных организаций. Они очень важны для борьбы с враждебной пропагандой, и, если используют свои ресурсы в полную силу, имеют больше возможностей влиять непосредственно на людей, чем даже очень хорошо финансируемые каналы официальной российской пропаганды, – отмечает американский специалист.

Информационный диалог нужно вести не с государством, а с гражданами России

Одной из главных идей, выдвинутых в книге Томаса Кента, был тезис о необходимости общения с населением России напрямую, минуя государство. Эксперт признает, что российская пропаганда преуспела в создании антиамериканских настроений и фобий, связанных с самими терминами "демократия" или "Запад", однако не считает эти страхи фатальными.

Россияне могут не любить Запад, но они в любом случае беспокоятся о будущем собственной страны, а лучшее будущее для России – это демократическое будущее. Если даже слово "демократия" дискредитировано в глазах некоторых россиян, мы можем использовать более конкретный язык и сказать, что желали бы для русских людей будущего, при котором каждый мог бы говорить, что думает, без страха попасть в тюрьму; или собираться вместе с другими без страха задержания; или жить в обществе без коррупции. Важно, чтобы россияне понимали: для хороших отношений с другими странами совершенно не обязательно вторгаться в них на танках, более того, отказ от агрессивной внешней политики привел бы к снятию санкций, что безусловно улучшило бы их жизнь. Для этого совершенно необязательно говорить о демократии или убеждать людей, что Россия должна быть похожей на США, – уверен специалист по российской пропаганде.

Томас Кент обращает внимание на результаты последних соцопросов в России, демонстрирующих рост количества россиян, выступающих за дружеские отношения с западными странами и одновременно выступающих против присоединения Донбасса или продолжения российской военной операции в Сирии.

Российская пропаганда любит бравировать силой русского оружия, и в этой части мы можем даже согласиться с ней. Но именно потому, что Россия обладает мощным вооружением, для Соединенных Штатов нет никакого резона в том, чтобы вторгаться в Россию или пытаться ее разрушить, как это внушает своему народу Кремль. Подобные страхи – это "вчерашний день", и Запад за эти годы далеко ушел от подобной политики. Вспомним, что даже после распада Советского Союза США не предпринимали никаких попыток вторжения в Россию. Но вообще мне кажется, что мы преувеличиваем степень доверия людей российской пропаганде, – полагает Том Кент.

Россия тратит на пропаганду миллиарды, но Украина может вооружаться качественным контентом

По мнению эксперта, если говорить о заинтересованности Запада в общении с населением России, неправительственным группам было бы легче подготовить, к примеру, дружественные ролики, направленные на российскую молодежь, чем государственным организациям.

Проблема в том, что практически никто в западных странах, включая, кстати, постсоветские, не обращается к россиянам напрямую. Было бы прекрасно, если бы независимые организации, в том числе украинские, попробовали бы наладить диалог с российской молодежью. К слову, это было бы сильным ответом на российские информационные атаки, – считает Томас Кент.

Американский эксперт признает, что Россия тратит на пропаганду миллиарды, и ее ресурсы намного больше украинских, однако уверен, что даже в таких условиях не стоит прекращать борьбу.

К счастью, это вопрос не только количества денег, но и качества контента. Можно создавать интереснейшие подкасты, радиопьесы с захватывающими сюжетами, чтобы слушатели ждали их продолжения, графические романы, видеоигры с определенным содержанием. Словом, одна хорошая идея способна перевесить ограниченность финансирования. Если российские власти смогли найти подход к каждой категории населения, агитируя их голосовать за поправки к Конституции, почему мы не можем сделать то же самое? Это не обязательно должен быть Ютуб, а, к примеру, емэйл-рассылка с территории какой-нибудь постсоветской страны. Но я бы начал общение именно с молодежи – они наиболее активны с точки зрения политики. Заметим, что Россия постоянно пытается обращаться к населению западных стран, тогда как у нас не хватает инициативы, чтобы обратиться напрямую к россиянам. Я убежден, что далеко не все они не доверяют людям, живущим на Западе, в том числе собственным соотечественникам, – заключил Том Кент.

1