Донорство деньгами не измеряется: почему в Украине мало желающих спасти жизнь

Где медики ищут героев-доноров и сколько им за это платят узнавали наши журналисты, решившие попробовать сдать кровь в одном из профильных центров.
Эксклюзив
Донорство деньгами не измеряется: почему в Украине мало желающих спасти жизнь

За разовую сдачу крови донор получает от государства "аж" 50 гривен - "на питание". И хотя в этом деле речь идет преимущественно о благотворительности и об осознании, что, разделившись своей кровью, спасаешь чью-то жизнь – работа самой Службы крови очень затратная и дорогостоящая. Ибо человеческая жизнь – бесценна! Журналисты Парламент.ua решили приобщиться к донорству и разобраться в проблемах украинской службы крови.

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

Еще во время Крымской войны в середине 19 века выдающийся хирург Николай Пирогов заметил, что повторные кровопотери после ранений переносятся бойцами легче, чем первые. Дальнейшие исследования подтвердили, что периодические умеренные заборы крови делают организм человека более крепким, "тренированным". А теперь официально доказано, что у доноров гораздо больше шансов пережить угрожающие кровотечения, потому что их организм уже "готов" к восстановлению нормального объема циркулирующей крови. Конкретно этими фактами, не считая уже упоминавшихся 50 гривен, мотивируют людей к донорству в Черновицком областном центре службы крови. А еще – снимают об этом социальную рекламу, проводят розыгрыши призов, собирают доноров на совместное празднование праздников, созывают друзей на чаепитие с обязательным атрибутом – сдачей порции крови… которых объединяет "зов крови".

Черновицкий областной центр службы крови два года тому назад великолепно отмечал свое 75-летие. Сначала в 1944-м на Буковине была открыта областная станция переливания крови, впоследствии она претерпела ряд трансформаций и переименований, и сейчас это современное и хорошо оснащенное коммунальное неприбыльное предприятие. К празднованию юбилея присоединились и почетные доноры, которые росли в своей благородной миссии вместе со службой, и даже смогла быть 90-летний врач-трансфузиолог Изя Иосифовна Клименко, посвятившая службе крови более 50 лет, заведуя донорским отделом... С тех пор и подход к формированию контингента доноров, и наука пошла вперед. И только кровь осталась та же: жизненно необходима.

Развернутую экскурсию по Черновицкому областному центру Службы крови провела нам его гендиректор Анжелика Каланча.

Как доноры сдают кровь

Как встречают донора в службе крови – сначала рассказала руководительница заведения, а на следующий день, под ее безудержным агитационным влиянием, я решилась испытать лично. И следует отметить: рассказ и реальность совпали к каждой мелочи.

Поначалу донор заходит через отдельный вход, сдает одежду в гардероб, натягивает бахилы на обувь, обрабатывает руки антисептиком. И по указателю двигается к регистратуре. Здесь хранится база данных доноров – и не только в электронном виде, но и на бумажных носителях: много больших папок в шкафу. Очередь небольшая – а значит крови действительно не хватает. После заполнения немногочисленных документов иду к специалистам, которые определяют группу крови и уровень гемоглобина. Вот в норме, поэтому направляюсь к терапевту. Измеряют давление, задают несколько стандартных вопросов о самочувствии. Радуются моей группе крови, как чему-то чрезвычайному – оказывается, именно такой в эти дни больше всего не хватает. Дальше – буфет. Теплый чай в одноразовых стаканчиках, печенье. Книги буковинских авторов на полках шкафа, букетики лаванды… Уютно, как дома. Ну и, наконец, сама сдача крови. Удобное кресло-кушетка, медсестра, несколько минут процедуры, несколько раз вопрос, все ли у меня хорошо в процессе… И все. Запись в компьютере, снова в регистратуру, подпись в расходном ордере о получении 50 гривен, слова благодарности. Все забрало минут 40. Мне сказали, что потребность в крови моей группы на тот день составляла 10 пакетов. Я была четвертой, кто ее сдал. День только начался, потому надеюсь, что еще шесть необходимых добрали…

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

Что такое "химеры крови" и почему службе крови нужно иметь больше, чем просто шприц и флакон

Эффективность работы крови зависит не только от специалистов, но и в большой степени от оборудования – начиная от расходных материалов до мощных холодильников для хранения материала, центрифуг, материалов и аппаратуры для обследования крови и т.д.

Руководитель учреждения говорит, что раньше кровь заготавливали в стеклянные флаконы, сейчас перешли на одноразовые расходные материалы. Сводящая к нулю возможность инфицироваться и создающая безопасную среду для доноров.

Определение уровня гемоглобина подтверждает, может ли человек сдавать кровь, не причинит ли это ему вреда. Если показатели занижены – кровь не берут, и человека направляют к терапевту, который при более тщательном обследовании может выявить определенные патологии. То есть диагностирование – это тоже один из дополнительных плюсов для донора, – объясняет Анжелика Владимировна. – Более того, после забора крови она также исследуется, и кроме обеспечения реципиента, это также и результат для донора. Ведь не каждый сегодня найдет время и средства на обследование, а мы проводим достаточно дорогостоящие (приблизительно до 1000 грн) исследования по современной методике – на гепатит B, C, ВИЧ и сифилис. Денежные средства на это предусмотрены государственными программами, а когда есть задержки по этим выплатам – тратятся и собственные заработанные средства. Кровь ведь не может оказаться нетестированной, это обязательный пункт!

Сегодня есть в центре службы крови и все оборудование, без которого не может существовать современный центр крови, среди которого – современная центрифуга, быстрозамораживатель, тромбошейкер – инкубатор для тромбоцитов. Используют в Черновцах и гелевую технологию, которая донедавна в области отсутствовала. Это технология, которая позволяет определить группу крови даже в случаях, когда по определенным причинам возникают трудности – либо из-за наличия заболеваний (перитонит, онкопатология и т.п.), либо в результате переливания крови второй группы у пациента есть две популяции клеток в крови. Такие случаи называются "кровяными химерами", и при отсутствии гелевых технологий приходилось пробирку с кровью пациента везти в столицу, чтобы правильно определить группу и резус-фактор…"

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

В сдаче крови, как и в, например, садоводстве, наблюдается "сезонность"

Как ни странно, в сдаче крови действительно есть определенная сезонность. И речь идет не только о "сезонах простуд", которые обостряются весной или осенью, или о нынешней пандемии. Здесь другое. Анжелика Каланча со смехом сквозь слезы рассказывает о "пьяном январе" и таких же весенних апреле-мае, на которые обычно приходятся Пасхальные праздники. На Буковине они сопровождаются гастрономическими и алкогольными излишествами. Поэтому эти периоды руководитель областной службы крови называет месяцами "борьбы за донорство", и что только не придумывает, чтобы привлечь доноров. Здесь для активных доноров проводятся розыгрыши призов, которые предоставляют спонсоры, приглашаются рабочие коллективы для сдачи крови, организуются Дни доноров с выездами в районы области. выставки…

Таким же сложным периодом для службы крови является время сбора урожая садовниками. На Хотинщине, Сокирянщине, где развито садоводство, сезонные работы охватывают всех, это период заработков и потенциальные доноры также работают. А пациенты очень, очень ждут, когда они наконец-то завершат работу и выделят время для сдачи крови.

Все составляющие крови имеют разный срок хранения. Плазма – два года. Тромбоциты – до 5 суток, эритроциты – 35-42 суток, – продолжает Анжелика Каланча. - Плазма – долговременная, тромбоциты заготавливаем только прицельно, по необходимости здесь приходят только уникальные доноры с определенными параметрами, к ним более высокие требования, чем к донорам крови в целом. Есть потребность – вызывается донор, в тот же день тестируем и в тот же день отдаем нуждающемуся. По тромбоцитам ничего не утилизируется. Поэтому больше волнуемся за эритроциты, но и с ними до утилизации не доходит. Мониторим наши запасы и не делаем их большими. Всё расходится. Все регламентировано сроками хранения. Когда приходят большие группы доноров – берем кровь у всех и если бы вторично, гипотетически, несколько пакетов остались, то у нас есть баклаборатория, для которой нужна среда. Есть клиническая лаборатория, для которой нужны эритроциты… Практически это безотходное производство.

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

Есть партнерские роды, а есть "партнерское донорство"

Гендиректор областного центра службы крови говорит о том, какие сейчас продолжаются изменения донорского контингента.

"Мы работали в разных направлениях по донорскому контингенту. Хороший контингент – молодые мужчины. Мы целенаправленно начали сотрудничать с женскими консультациями, чтобы они направляли к нам молодых мужчин. поддерживает женщину не только в родзале, когда вместе с ней "проходит" процесс родов, но и еще раньше, когда приходит с ней сдавать кровь для вероятной нужды.

В целом сейчас происходит смена донорского контингента. Если раньше сдать кровь приходили люди, которые больше хотели получить несколько гривен на выпивку, то сейчас у нас спортсмены при содействии известного боксера Александра Погодина, волонтеры, молодежь… Волонтер Майя Фесюк написала в соцсетях для своих друзей, что кто хочет на кофе вместе сдать кровь, а затем в кафе, то есть сделала донорство возможностью пообщаться с друзьями и привела с собой актеров театра, известных адвокатов… .

Также мы сознательно отошли от "семейного донорства". Как-то еще в начале моей карьеры, когда я работала в больнице скорой медицинской помощи, имела случай, когда сдавать кровь пришел донор с разбитой головой. Он скрывал травму, чуть не терял сознание, но это было слишком заметно. Оказалось, что он сдавал кровь жене, с которой вместе попал в ДТП. То есть жена искалеченная лежит в реанимации, а поменьше пострадавший мужчина пытается ее таким образом спасать! У меня тогда произошел перелом в сознании, я поняла, что от этого нужно отходить. Не должен человек, у которого в реанимации умирает кто-нибудь из родных, беспокоится еще и о крови! Я поделилась этими мыслями с тогдашним главврачом Виктором Халатурником, он меня поддержал, и мы первыми начали внедрять корпоративное донорство. 60 врачей и медсестер сдали кровь тогда в больнице в 2008 году. С этим примером и с этой своей болью я выступила на международной конференции, затем через год сознательной работы по созданию корпоративного донорства подготовила еще один основательный доклад на подобном мероприятии высокого уровня.

Также после года работы по такому принципу, сделала анализ за предыдущие годы, проработала статистику о более чем трех тысячах доноров за три года. Мы видели, как меняем наш контингент: снизили количество доноров-родственников и увеличили количество доноров из числа молодежи и студентов, имели показатели по возрасту, по полу, и когда посчитали нехватку крови от студентов – она была минимальна. Например, из 78 доноров-студентов мог быть один брак, а из 5 родственников, которые приходили сдать кровь для своего пациента – могло быть 3 брака… экономическая составляющая оказалась очень значимой! Нехватка была втрое-вчетверо больше”.

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

"Семейное дело"

Анжелика Каланча смеется, что у нее дома часто констатируют, что реальный дом – это областной центр службы крови. И она таки не всегда имеет что возразить.

Вспоминает, как сама когда-то впервые сдала кровь. Работала еще в больнице скорой медпомощи, но почему-то не решалась. Но считала, что нельзя агитировать других к тому, что сама не сделала. Решилась, но попросила поддержки у своего мужа. Он ушел с ней. Не в больницу – а именно в центр крови, потому что стеснялась признаться коллегам, с которыми каждый день работает вместе, что боится. Так вдвоем они стали донорами. Вспоминает, как приветливо отнесся к ним персонал, каким вкусным тогда выдался ей чай с печеньем… , и даже чтобы ассортимент печенья обновлялся – и это считает совсем не мелким, а очень важным!

А тогда, в больнице скорой помощи, на печенье вообще не предполагалось средств. Поэтому у Анжелики Каланчи завтрашний рабочий день начинался заранее, с вечерней планировки: она по дороге домой заходила в магазин и покупала печенье. И дома маленький сын знал, что печенье трогать нельзя – донорам на завтра! Поэтому когда впоследствии Анжелика Владимировна перешла на работу в центр службы крови и однажды купила такое печенье домой и выложила на стол – мальчик даже удивился: зачем на стол? Это ведь не нам, это донорам! Мама рассмеялась: можно есть, это я купила нам.

Семья всегда понимала и поддерживала эту женщину. Она вспоминает еще когда-то возникшую сложную ситуацию с потребностью крови для какого-то ребенка, и врач до позднего вечера уже из дома обзвонивала доноров с просьбой сдать кровь. Никому не получалось, все отказывали. И тут подал голос девятилетний сын: "Мама, возьми у меня. Это же для ребенка..." сагитировал друзей на сдачу крови. Теперь Алексей Каланча – студент медколледжа и возглавляет студенческое донорское движение. И очень переживает, когда доноров мало.

Центр службы крови (Фото: Парламент.ua)

Бумеранг хорошо

В центре службы крови знают, какое важное дело делают. И им очень приятно, когда эту важность понимают и другие: и сдающие кровь, и то, кому она предназначена.

Бывает, кто-то хочет отблагодарить. И Анжелика Каланча, которая сама является главным "моторчиком" донорской пропаганды в области и делает все – даже до модерирования страниц службы крови в соцсетях – не устает говорить, что самая большая благодарность – это реклама донорства. Поэтому вот от известной черновицкой семьи медиков, в которой благодаря донорской крови спасли внучку, центр принял в качестве спонсорской помощи разработанные и опубликованные информационные материалы о важности донорства.

Когда главная медсестра области просто захотела перед Пасхой угостить коллектив набором праздничных вкусностей и принесла полную корзину колбасных, мясных и сырных изделий – корзину сразу же приобщили к розыгрышу призов и в тот же день ее получил один из доноров, когда-то откликнувшийся в критической ситуации. приехал из райцентра в 90 км от Черновцы сдать кровь. Ему эту корзину даже домой доставили – потому что добро должно умножаться и возвращаться!

Один из кабинетов помогла обустроить также известная в городе врач-меценатка Наталья Бочарова – в цветах и дизайне, который как можно меньше напоминал о больнице. А однажды, уже во время пандемии, один из доноров довольно критически отозвался о креслах-кушетках, на которых доноры сдают кровь. Ему объяснили, что в первую очередь закупают оборудование, а ремонт в коридорах и мебель оставляют напоследок, ведь это не главное. Человек, который настоял, чтобы его имя нигде публично не упоминалось, приобрел два кресла за свой счет, а еще два – отреставрировал. Этот человек точно не за 50 гривнами приходил в центр крови.

Анжелике Каланче приходится со всем этим работать: агитировать сдавать кровь тех, кто не верит, что медицину человечеству дал Бог, объяснят, что спасенная жизнь не измеряется деньгами, что иногда важнее, чем получить…

Обычно ей это удается. Специалист из медицинской династии (отец и дядя – врачи), человек, делавший медицинскую карьеру – теперь занимается еще и строительством, ремонтами, закупками техники, контролем качества выполненных работ… хотя этому не училась.

"А у меня склад ума - экономико-менеджерский, у меня это всегда было, - смеется руководитель службы крови. поженились и появился мой папа… Пожалуй, это у меня от него".

Хвастается двумя отремонтированными залами, где хранится 2,5 тонны запасов плазмы, центрифугой, в которую загружается кровь на переработку – таких, мол, в Украине две: у нас и в Харькове, и наша даже работает лучше. Быстрозамораживатель, от которого зависит качество плазмы. Новым оборудованием на 5 млн грн, которое еще только доставили и ждет распаковку. Музыкой Джо Дассена, под которую у доноров берут кровь ("Русского шансона у нас здесь нет!")

Вспоминает, как на эту руководящую должность решилась, когда младшему сыну было всего 3 месяца. Рассказывает о воплощенных мечтах. Не о шубах или бриллиантах, нет – о купленной когда-то толстенной научной книге о крови и о поездке на съезд транфузиологов…

И ищет волшебное влияние на людей, чтобы привлечь их к донорству. Говорит, что однажды один из руководителей австрийского "Красного креста" посоветовал: надо найти среди наших разношерстных буковинских людей героя – авторитетного, влиятельного человека, который станет донором и поведет за собой других. Которой поверят безусловно.

Вот так и ищет героев среди ежедневных хлопот.