Эксклюзив
Юрий Рыбчинский: Империи рано или поздно распадаются, и Россия не может быть исключением
Эксклюзив

Юрий Рыбчинский: Империи рано или поздно распадаются, и Россия не может быть исключением

12 апреля 2022, 09:01
Поэт выступает в госпиталях, перед волонтерами и на благотворительных концертах

Поэт-песенник, которого считают одним из основателей современной эстрадной украинской песни, народный артист Украины и Герой Украины Юрий Рыбчинский уже откликнулся на масштабную войну РФ против Украины новым стихотворением.

Я убью тебя, враг мой, за Житомир, Киев, Львов,
И никто мне не скажет, что я убил человека! – пишет 77-летний поэт, ведь сейчас его единственное оружие – Слово.

О том, какова роль украинской песни в сохранении нации, что есть для поэта процесс написания стихов, каким он видит дальнейший исторический путь Украины и является ли Россия для Украины "вечной угрозой" - узнавал Парламент.ua у поэта Юрия РЫБЧИНСКОГО, который сейчас временно перебрался в Черновцы.

"Здесь была эстрадная столица Украины"

Юрий Евгеньевич говорит, что к нему война пришла, как и ко всем – 24 февраля, когда первые бомбы упали на ул. Лобановского в Киеве. "Переживаю эти события так же, как и каждый рядовой украинец", - признается поэт, который с женой и внуком уехал из столицы, остановился сначала в Хмельницком, впоследствии в Каменце-Подольском, и наконец добрался до Черновцов. "Я там никого не знаю", - говорит о других городах, а Черновцы любит с юности - от первого приезда на соревнование в начале 60-х годов (был спортсменом, прыгал с шестом), от знакомства с будущим драматургом Анатолием Крымом и известными тогда и известнейшими теперь представителями украинской эстрады – Владимиром Ивасюком, Назарием Яремчуком, Василием Зинкевичем, Софией Ротару, Валерием Громцевым…

Здесь тогда бурлила жизнь, здесь была в то время, условно говоря, эстрадная столица Украины – самое большое количество лучших певцов, ансамблей. Они тогда были не в Киеве, не в Харькове, а в Черновцах, так сложилось. И конечно, я здесь часто бывал. Останавливался у Крыма, – вспоминает Рыбчинский …Казалось, что это чисто еврейский город. Вечером выходили семейные пары, гуляли по Кобылянской. Чувствовался дух еврейского города. У Ивасюка бывал дома – кажется, это улица Владимира Маяковского, 40. Он познакомил меня с семьей своей, с отцом, мамой, сестрами. С Галей (одна из сестер Владимира Ивасюка – ред. ) мы долгое время дружили – да и сейчас дружим, просто редко встречаемся.

Для Володи Ивасюка я писал стихи: "У долі своя весна", "Кленовий вогонь"… Я приезжал, мы встречались, он спрашивал (это была его коронная фраза): "Старик, у тебя что-нибудь есть?" А у меня всегда "что-то было", и я ему "что-то давал". Но я мало для него написал, потому что это была молодость, а в молодости нас больше интересовали девушки, тусовки разные, и никому в голову не могло прийти, что в 30 лет его уже не станет. Куда было спешить – всю жизнь впереди! Если бы тогда знать…

Сейчас в Черновцах каждый день пишу. Иногда выступаю. Пишу – для Наташи Бучинской, для Наташи Могилевской. Это мои ученицы, с которыми я начинал, когда они еще не были известны. Сейчас есть необходимость совсем в других стихах. А они на концертах не только поют песни, но читают мои стихи.

Выступал в бомбоубежище. Выступал в Армянской церкви, где был органный зал. Подходила представительница хора из 24 человек, предлагала организовать концерт на мои произведения. Готовятся…

От Бучинской было предложение приобщиться к серии антивоенных концертов в Европе, которые организует некий фонд: Италия, Франция, Испания. Предлагала, чтобы я с ней уехал выступать. Я отказался. Во-первых, не могу оставить жену и внука. Да и в моем возрасте тяжело уже будет ездить по Европе. А самое главное – я понимаю, что соберутся там итальянцы, французы, испанцы… Песня не на их языке – все равно будет восприниматься нормально, мы же слушаем и Эдит Пиаф, и американцев… мы кайфуем от музыки, от пения. Но я представил себе: что же я буду делать? Читать стихи и понимать, что эти испанцы-итальянцы-французы ничего не понимают? Как-то неправильно. Ну и потом, я думаю, что больше нужен здесь. Чувствую связь, когда выступаю перед бойцами, в госпитале или перед волонтерами…

"Слово – это эмоция, а филология – это начало Библии"

- Считается, что эстрада в общем – это что-то не очень серьезное…

– Не хочу унижать другие искусства – оперу, балет, драматический театр… Но для Украины номер один – жанр песни, это исторически сложилось. Если бы не было украинской песни, то я думаю, что мы бы очень плохо знали и язык, и историю… В те давние времена от бабушки к внукам передавалась информация о том, что было в Украине – через песни, начиная от колыбельных и заканчивая колядками. Песня исполняла колоссальную роль в сохранении генетического кода нации. Никакой жанр этим не занимался и не имел такого успеха, как песня. Когда песня становится народной – запретить ее нельзя. Рассказывали, что Сталину в свое время не понравились слова в песне "В землянке" (где "Бьется в тесной печурке огонь…") – там есть строчка "А до смерти четыре шага". Он захотел запретить, а через месяц ему доложили, что не действует запрет, все уже слова себе переписали и поют.

Если даже сравнить с непесенной поэзией, то пока стих дойдет до сотен и тысяч читателей – это длинный-длинный путь. А песня, когда она написана, кем-то хорошо спета – она как телефон. Ты можешь рассказать анекдот кому-то по телефону в час ночи, а тот перезвонит еще кому-то дальше, и следующий еще дальше, и через два часа этот анекдот будет знать пол планеты. Так же и песня – это кратчайший путь от автора к слушателю и зрителю.

– Так же и филологию не всегда воспринимают серьезно. Вы – филолог по образованию. Считается, что в филологи идут те, у кого не сложилось с математикой.

- Противопоставлять филологию и математику, пожалуй, не стоит – это совершенно разные отрасли, и каждая занимается своим делом. Вселенная – она же математическая, это цифра. Когда-то Аристотель сказал, что вся природа, все, что существует – это цифра. Это так много веков существовало, и никто не понимал, о чем он говорит. А сегодня видим, что действительно – это все можно передать какими-то математическими знаками, цифрами, и что математика везде – и в физике, и в химии… Но у математики нет такой составляющей, как "слово" - потому что она лишена эмоций. А слово – на украинском "глагол" - это эмоция. Влияет на разум, сердца людей, на их поступки. Филология – это начало Библии, где написано, что "сначала было Слово, и слово было у Бога, и Слово было Бог".

- Общепринятое мнение, что " поэт в России больше, чем поэт". А в Украине?

– Смотря о какой фигуре идет речь. Конечно, Шевченко – больше чем поэт. Это Сын Украины, и его Кобзарь можно считать украинской Библией. Кроме того, с точки зрения становления нации это человек, который закончил формирование украинского языка – без этого нации не может быть. Он выполнил ту миссию для Украины, которую в свое время выполнил Пушкин для России: закончил создание родного языка. Ну и конечно, и Леся, и Франко – эти три фигуры больше, чем фигуры поэтов. Это и оракулы, и пророки, и в чем-то образцы для подражания. Из современных поэтов к этому можно приравнять Лину Костенко – я считаю, что она гений украинской поэзии.

– А себя?

– Не знаю, это не я должен решать, это мои читатели и слушатели должны решать. Я старался как можно больше сделать на территории поэзии, песни, драматургии – я же много и пьес написал, которые сейчас очень актуальны. Особенно сейчас – написана еще в 1986-м и впервые поставлена в 1991-м пьеса о Жанне Д'Арк "Белая ворона". Ее в Украине, вероятно, театров десять поставили, и она сейчас просто как матрица так легла на эти события, словно я вчера это написал, исходя из того, что у нас происходит.

- Пишете – потому что не можете не писать?

- Для меня процесс писания – и стихов, и драматургии – это огромное наслаждение. Я получаю от этого большее наслаждение, чем от сладостей, скажем. Даже больше, чем от любви.

Дело в том, что я с 5 лет до 23 занимался спортом. И я знал, что тренироваться нужно каждый день. Тренировки были 4-5 раз в неделю, но заниматься, делать упражнения нужно было каждый день. Знал, что мой успех на соревнованиях зависит от того труда, который будет до этого. Со стихами – так же.

Но это не значит, что если я сегодня начал стих, то сегодня его закончу. И даже если закончу – все равно надо с этим переспать, утром посмотреть другими глазами, что-то добавить, исправить. Ну или выкинуть в корзину.

– Часто выбрасываете?

– Не часто, но случается.

– Не жалко?

– Нет!

– Известно, что Вы больше любите писать стихи на готовую музыку, а не наоборот…

– На самом деле безразлично. Вариант, когда просто пишешь стихи, имеет свои плюсы – ты свободнее в написании, в ритмах… Но потом могут возникать сложности: бывает, возникает "когнитивный диссонанс"… Когда я написал стихотворение, чтобы оно стал песней - сначала мне нужно решить – кому из композиторов его дать, а кому не дать. Потом, когда тот или иной автор напишет музыку, а она мне не нравится – возникает конфликт, потому что не каждый композитор со мной согласен, что это не та музыка, начинает спорить. А я как от себя требую – иногда пишу 12-15 вариантов того или иного текста, пока не добьюсь для меня идеала – также требую от композитора. Поэтому иногда могу сказать, чтобы не умалять труд композитора, что "эта музыка хороша, но она не моя". Поэтому лучше, когда я уже пишу и знаю, что музыка – хорошая, и не зря я буду класть на нее слова.

- А не досадно ли, что звезды – это преимущественно исполнители песен, а не авторы? Пример того же "Крещатика" – все думают, что Зибров это сам придумал.

- Ну на самом деле в "Хрещатике" музыка - Зиброва, поэтому он и звезда! По сути в искусстве постоянно бывают фигуры, которые получают славу сначала. В кино так же – люди часто ассоциируют известные фильмы с главными героями, а точнее – с актерами, исполняющими эти роли. И немногие запоминают, кто режиссер, кто оператор… Это подробности, которые зрителей мало волнуют. Так же и в песне, первоначальная слава и большая ее часть достается исполнителю. Но с этим сражаться даже смешно. Потому что это закон жанра. Такова наша участь. Но все равно рано или поздно люди знают, что "Ой ти дівчино, з горіха зерня" – слова написал Франко. Немногие, правда, знают, кто написал Гимн Украины…

- Ну потому, может, и предлагают его переписать – чтобы увековечить себя?

– Да это дурь. Это значит идти по пути России, где Гимн Советского союза переписывался дважды или трижды в определенные моменты их истории… Этого не нужно делать…

"Все, кто поддерживает режим путина – для меня умерли так же, как недавно умер жириновский"

- Ваша популярность – это продукт СССР, вы имели тесные связи с Россией , много друзей… Как теперь?

– Тогда у меня в России было даже больше исполнителей, чем в Украине. Теперь я общаюсь только с теми композиторами или исполнителями, которые на стороне Украины. И такие есть – конечно. Не буду называть, чтобы потом не оказалось, что я их подставил – мы ведь знаем, что тот режим, который сейчас в России, он как сталинский. Там могут быть и репрессии, и запреты… Горжусь, что Алла Пугачева и Галкин сделали демарш и заявили свою четкую позицию по отношению к современной путинской России и войне с Украиной. Но все те, кто поддерживает режим путина – они для меня умерли так же, как недавно умер жириновский… А всевозможные там газманы, басковы и все другие, поддерживающие путина – это для меня "мертвые души".

- Вместе с тем, Вы замечаете, что "культуры не вызывают друг друга на дуэль".

- Да, иначе она не культура.

- Но на русской культуре почему то выросли те, кто пришли на нашу землю и делают то, что сейчас видим…

– На русской культуре выросло много наций. Так же как на французском, или английском. Любая большая культура – а русская считается одной из самых больших – имеет географию большую, чем та страна, где она возникла… Я, например, вырос, на Дюма, Экзюпери, Лопе де Вега, на Шекспире… не только на русской культуре. Русский – был одной из составляющих. И она существует так же, как существовала немецкая культура и не имела никакого отношения к Гитлеру и Второй мировой войне. Ну, может, разве что кроме Вагнера, которого очень любил Гитлер и был нацистом. Но разве можно было воевать с немцами – и ненавидеть Гете и забыть "Фауста"? Просто сегодняшний момент очень эмоционален, поэтому мы думаем, что выбросим Толстого, Чехова… А какое отношение имеет путинская нечистота к этим великанам мировой культуры? Русская культура как была, так и остается. Она не имеет отношения ни к этой войне, ни к Афганистану, ни к событиям, которые были в 1968 году, когда советские танки были в Праге… Вообще, большинство культур мало общего имеют с тем или иным устройством, режимом того или иного государства. Поэтому я понимаю эмоции и что после того, что мы видим в Мариуполе, Буче, хочется сказать: никогда не буду читать русских книг или говорить по-русски. Но завтра я попаду в Ригу, или в Таллин, или в Ташкент, или в Алма -Ату – на каком языке я буду общаться с казахом или литовцем? Русский язык играет колоссальную коммуникативную роль. Вот когда стала свободной Индия, Ганди обратился к народу Индии, который разговаривал на пяти (или десяти – точно на многих) языках, и разные регионы не понимали друг друга… Ганди сказал: единственное, за что мы должны выразить благодарность англичанам – это за то, что они дали нам английский язык. Это не значит, что следует забыть свой, но общаться между собой и понимать друг друга стало возможно – на английском.

Поэтому конечно, что для меня есть приоритет украинского языка. Я считаю, что рано или поздно, когда уйдет уже в небытие старшее поколение (потому что требовать от людей, родившихся в русскоязычных городах, чтобы они сейчас одномоментно начали все говорить по-украински – нереально), молодое поколение в Украине вырастет украиноязычным. Кто захочет – выучит и русский, а не захочет – не выучит. Кто-то будет учить испанский, кто-то польский, потому что в Польше работает. Война эта – не вечная штука.

– Хотя российская угроза кажется вечной…

– Это зависит от того, как история сложится. Сейчас кажется, что всегда будет угроза России для Украины – потому что мы никуда не дрейфуем, как айсберг. Но завтра могут в России произойти такие события, когда самой России не будет, а будет много стран – Уралия, Сибирия и другие. Это ведь может быть. Империи рано или поздно распадаются, и Россия не может быть исключением. Большинство территорий России – они когда-то завоеваны, наворованы, так что Карелия отойдет в Финляндию, Калининградская область вернется либо в Польшу, либо в Германию, а Кавказ… Войны с чеченцами продолжаются со времен Лермонтова и Ермолова. Сколько войн уже пережила Чечня с Россией – и она не успокоится. Ну сейчас там Кадыров – и что? Во-первых, и он не вечен, а во-вторых, есть чеченские законы, когда кто-то убил твоего отца, деда – ты обязательно в течение жизни должен за них отомстить. Сейчас вырастут дети, у которых погибли родители во время первой и второй чеченской войны. У них это в крови, и месть рано или поздно случится.

Дальше другая проблема будет: как только начнутся у них гражданские войны, будут беженцы не наши, как сейчас в Европу, а надо будет закрывать свою границу, потому что начнут из России в Украину бежать беженцы… Все может быть, сценариев очень много. Поэтому говорить, что это вечная угроза, вечное облако, нависающее над Украиной – не стоит.

Знаете, в 1913 году никто даже не подозревал в Российской империи, что через год начнется война. Тем более, такая удивительная война – ведь на Россию никто не нападал. Царь Николай решил объявить войну своему родственнику Вильгельму. И никто не думал, что эта война приведет к революции, а революция – к уничтожению империи. Так что история – очень непредсказуемая особа.

О многих процессах, происходящих в России, мы не знаем. Они извращают или не знают тех процессов, которые происходят у нас – но ведь и у нас малая база. Лет 10 назад путин хотел ввести 5-ю графу в русские паспорта. Там провели опрос – и отказались. Почему? Потому что на вопрос "Что вы впишете в 5-ю графу в паспорте, если она будет возвращена" жители Урала в большинстве своем написали "уралец", а большинство жителей Сибири ответили "сибиряк". А не "россиянин". Поэтому у нас мало кто представляет, какая ненависть к Москве у жителей России, живущих в Красноярском крае, Хабаровске, Благовещенске, Владивостоке… Потому что все эти люди, живущие там, работают, там родились – они очень хорошо понимают, что Москва кормится всеми теми недрами, которые начинаются с Урала и далее в Сибирь, и все это уносит. Там тихая ненависть такова, что она ждет только спички. Недаром Навального отравили где? В Сибири. Кроме того, там же совсем другой дух. Там живут потомки декабристов, тех, кого отправляли в ссылку, много, кстати, в Столыпинскую эпоху, туда приехало украинцев… Там совсем другие люди. Такую страну, особенно методами, которые путин возвращает (а это практически возвращение сталинских времен, скоро и ГУЛАГи начнутся…), в 21 веке удержать невозможно.

В России будут глобальные перемены. Именно благодаря этому дьяволу, пришедшему в Кремль после Ельцина. Он много вреда уже нанес и грузинам, и молдованам, и нам… Но наибольший вред он нанес самим россиянам.

Вот мы говорили о культуре – да никакой культуры, если говорить о современной – ее в России почти нет. Если не брать отдельных лиц – таких, как Макаревич или Сокуров. Все, чем гордилась Россия, уничтожено. Он дьявол не только для нас, но и для самих россиян. А чтобы понять, что это было давно предусмотрено – читайте Апокалипсис, Откровение Иоанна Богослова. Там сказано, что перед Вторым Пришествием Христа появится какое-то лицо, о котором многие будут думать, что это он Христос. И он совратит колоссальное количество людей. И он будет дьявол. Вот когда читаешь – оно как матрица, ложится на путина. А потом там написано, что он будет повержен.

"Мы очень далеко ушли от России за эти 30 лет. Но еще не так далеко, как хотелось бы…"

- А как обстоят дела с современной культурой в Украине?

– В Украине нужно меньше говорить о культуре, а больше делать. Культура так же, как и любая отрасль промышленности, требует больших вложений. Если бы американцы не вкладывали колоссальные деньги в кинематограф, то не было бы Голливуда. Если бы в свое время в русский балет не вкладывались колоссальные деньги – не было бы Большого театра. Надо понимать, что за вложением денег культура должна быть не на последнем месте, а на втором – после армии.

- Это бы вы посоветовали президенту?

- Ой, я много советовал, если бы эти советы воплощались… Я советовал Кучме начать возрождение Украины не с больших городов, а из маленьких городков, потом – районных центров, делать возрождение "снизу". Вот уже сейчас у меня была возможность поехать под Черновцами в село Мамаевцы, к местному предпринимателю Ярославу Шведу… Когда увидел это село – европейскую дорогу, просторные прекрасные дома… думал, что это райцентр. А это просто деревня! Вот если бы таких деревень были тысячи! После этого села вернулся я в свои любимые Черновцы… Очень люблю и людей здесь, и архитектуру… Но ведь по черновицким дорогам невозможно ходить! Эти дороги созданы для того, чтобы на них люди калечили ноги! Кроме того, такую архитектуру нужно чистить, под высоким давлением… Самый красивый город, чудесный. Но для него нужно делать какие-нибудь очень простые вещи.

Поэтому после победы нужно менять все.

- Вы были внештатным советником по культуре у президента Кучмы, как пишет Википедия - баллотировались в нардепы… О чем-то жалеете?

– Я никогда не баллотировался! Советником президента Кучмы – был. Когда написал заявление в 2000 году, что снова хочу вернуться к творчеству, то Кучма спросил, чем я буду заниматься. Я пошутил, что "может, пойду в депутаты" - так Леонид Данилович сказал: да ты что! Там же только сумасшедшие и идиоты! Там тебе не место. И этого мне было достаточно – я никогда никуда не баллотировался.

- Общаетесь с Кучмой сейчас?

– Иногда встречаемся. Он не такой открытый человек, но иногда на каких-то событиях встречались – за кулисами концертов того или иного исполнителя, и с женой его. Я очень положительно вспоминаю то время, когда в 1997-м был в администрации президента, и считаю, что тогда Леонид Данилович очень многое сделал для эстрадной украинской песни. Если поднять историю, сколько во времена его каденции в год было конкурсов украинской песни – это сегодня всех удивит. Все шло под эгидой под патронатом президента. Ну, он песню как жанр он сам любил, на гитаре играл…

- Когда говорите, что "надо менять все" – что имеете в виду?

- Менять Конституцию, модель государства – чтобы была как в Польше, у словаков, чехаов. Их модель называется "народный капитализм". В этих странах нет олигархов.

– А куда же они денутся! Они ведь то, что уже имеют, не отдадут…

- А кто спрашивал у Ходорковского, отдаст ли он или не отдаст. Разве Тэтчер смотрела, кому принадлежит железная дорога? Она приняла решение, что это должно принадлежать государству. Они ведь это от родителей получили? Создали? Почему производимый электрический ток должен принадлежать не государству и не нам, как государству, а отдельным лицам? Ну я понимаю Форд – работал, продавал машины. Затем на заработанные деньги построил электростанцию и продает этот ток. Ибо это его. А у нас кто – Ахметов, Пинчук или Коломойский построили то, что имеют? С этим нужно заканчивать, иначе ничего не будет хорошего в Украине.

Мы очень далеко ушли от России за эти 30 лет. Но еще не так далеко, как хотелось бы.

- Вы недавно заметили, что исторический путь Украины может быть подобен пути государства Израиль.

– Да он уже чем-то похож. Но Израиль был создан искусственно. В этом, конечно, наше отличие. Но у них был более сложный путь, чем у нас – они были рассеяны по всему миру. И язык был мертв вообще. А у нас все-таки, что бы ни делали с нашим языком – он все равно жив! И у нас была эмиграция – но большинство все равно осталось здесь. Есть народы, где большинство живет за границей: армян за пределами Армении больше, чем в самой стране, литовцев за границей больше, чем в самой Литве.

Украинской национальной идеей вижу: построить такую страну, чтобы евреи в Украине жили лучше, чем в Израиле, россияне жили бы лучше, чем в России, а украинцы бы жили лучше, чем живут украинцы в Канаде или в Чикаго. У нас нет иного пути. Не надо смотреть на те или иные фигуры у власти или при деньгах – это все временные люди. А народ есть и будет. Главная фигура, которая будет решать процессы в Украине – это народ, а не та или иная фамилия.

- Вы где-то сказали, что самое большое счастье – жить в мире после войны. Вы уже счастливы, поскольку родились в 1945-м, в послевоенное время. И сейчас мы все тоже ждем послевоенного времени…

– Я буду самым счастливым человеком, когда эта война закончится. Кончится нашей победой. Я просто в восторге сейчас от наших людей. Увлекался ими и в 2005-м – когда был первый Майдан, и в 2014-м, но так как сейчас – люди помогают и армии, и Украине – в самом большом восторге. Если мы сохраним и эту страсть, и эту способность взаимопомощи, то после войны мы построим другую страну. Лучше, чем ту, которую мы строили, начиная с 1991 года.

1