Эксклюзив
Тем и героев стало меньше, но значимость их больше: журналисты Николаева о работе в прифронтовом городе
Эксклюзив

Тем и героев стало меньше, но значимость их больше: журналисты Николаева о работе в прифронтовом городе

23 сентября 2022, 15:41
Как война меняет стандарты журналистики и почему герои - не нардепы, а простые люди

Мир узнает о нынешней войне по репортажам и сюжетам конкретных журналистов. С 25 февраля южный фронт российско-украинской войны "сцепился" на окраине города Николаева. А местные журналисты как начали свою ответственную работу, так полгода ее ведут. Информационное сопротивление здесь не хуже военного. Каждый украинский человек, благодаря материалам коллег из этого города-крепости на Буге, узнал о поступках на поле боя военных, врачах в прифронтовом госпитале, полицейских, гражданских в полуосаженном городе и спасателях. С марта именно сюда, где "встал" юго-западное наступление врага, пытаются приехать репортеры мировых медиа. Рассказывают миру о победе его защитников и чудесах терпения жителей. Внимание международных гуманитарных организаций, а с ними - политиков и военных стран союзников стало изменяться под влиянием информации из города, возле которого был остановлен прорыв врага на запад, отрезавший Украину от моря. Многочисленные попытки "рашистов" продвинуться мимо Николаева, только присылали новые дозы информации о храбрости защитников из ВСУ и "цементировавших" сопротивление местных. А журналисты днем ​​и ночью, когда город Николая обстреливают из всех возможных ракет и орудий, выдают контент почти не снимая броника.

Будучи причастным много лет к подготовке журналистов именно в Николаеве, не мог не вернуться в родной город и поинтересоваться, как образовался этот феномен. В городе, которому только 23 дня за полгода не было обстрелов, выходят бумажные газеты, свежие телевизионные новости, круглосуточно обновляются новостные ленты сайтов и тг-каналов. Как это становится возможным расспрашивал нескольких журналистов Николаева с разным опытом.

Редактор "Никвесты" Олег Деренюга

– Кто главные герои твоих материалов после 24 февраля?

- Хоть это и абсолютно для меня необычно, но сейчас главные действующие лица наших публикаций, сюжетов, интервью – это военные. Мы сняли документальный фильм о том, как проходила оборона Вознесенска, записали интервью с генерал-майором Дмитрием Марченко, где он впервые рассказал о том, как участники обороны Николаева смогли защитить город, когда он практически полностью окружен, открыли Украине еще одного. выдающегося военного - 23-летнего Героя Украины, командира танковой роты Евгения "Песню" Пальченко, который с первых дней полномасштабной войны защищал Херсонскую и Николаевскую области. Сразу его завалили запросами украинские СМИ, поскольку он носитель уникальных упоминаний о том, как пришла война на юг Украины, и как ВСУ давали отпор. В большинстве своем я вижу сейчас задачу журналистов в том, чтобы искать таких героев и показывать их Украине и миру. За последние месяцы сотни бойцов получили разные награды, в том числе звезды "Героев Украины", но знает ли общество их имена?

Недавно я общался с одним известным оппозиционным украинским политиком, встретив его в Николаеве, где он служит в ТРО, и он рассказал мне анекдот: "Почему самый популярный герой этой войны - это пис Патрон? Потому что он собака и не представляет никакой конкуренции на предстоящих выборах”. Поэтому пес Патрон во всех новостях, сюжетах, эфирах, а я хочу, чтобы там были офицеры и солдаты из передовой, люди, проявившие себя выдающимися достижениями, достойны быть популярными и стать настоящими любимцами украинского народа.

- Что наиболее трудно теперь в работе редактора/журналиста?

– Изменилось все, раньше мы критиковали, проводили расследование и показывали обществу ошибки власти. В военное время внутренние проблемы стали гораздо менее актуальны. Это создает главные трудности в понимании роли журналиста.

Дело в том, что в моем понимании журналист — это человек, который по определению критически разбирает ситуацию и ищет, что происходит неправильно, что не так, где допущена ошибка и кто не скрывает что-то от общества. Когда журналист кого-то хвалит – это противоречит самой природе этой профессии. Я однажды услышал такую ​​фразу: "Когда поезд приходит вовремя – это не инфопривод". А вот если он опоздает, сломается, попадет в аварию — это уже заслуживает внимания. Так вот восхвалять власть — радостно сообщать, что поезд пришел вовремя. Поэтому новости о том, что что-то происходит так, как должно происходить, – это для меня не новости.

И вся эта, казалось бы, стройная концепция разрушается, когда ты отдаешь себе отчет, что твоя критика делает государство, город, регион более уязвимыми, что автоматически влияет на безопасность каждого его жителя.

- Как справиться с этой дилеммой, когда кто-то совершает ошибки, а ты идешь против природы своей профессии и не критикуешь это, чтобы не дай Бог не взорвать и без того сложное положение?

Вот это самое сложное сейчас. И, похоже, я правильного ответа, как поступить, до сих пор не знаю.

– Насколько эмоции усложняют работу журналиста?

С одной стороны, я понимаю, что не существует профессионалов, которые смогли бы отчужденно и беспристрастно пережить и описать ситуацию о том, как горят улицы его родного города, гибнут его соотечественники. От этого журналистика и стала сейчас столь эмоциональной. Я пытаюсь объяснить для себя, что происходит с журналистами, которые начали писать не только в соцсетях, но и на страницах медиа название страны-агрессора или ее безумного президента с маленькой буквы?

В каких ситуациях эмоции могут превалировать над нормами правописания и пониманием стандартов освещения событий? Я не смог найти в архивных публикациях BBC, Reuters и других, чтобы Hitler или The Third Reich писались с маленькой буквы. Похоже, что эмоции подсказывают, что неправильное написание — это какая-то форма справедливого пренебрежения, которого заслуживает владелец собственного названия. Но разве для того, чтобы презирать Путина или РФ, обязательно действовать как подросток, пытающийся оскорбить сверстника, искривляя его фамилию?

– Какой поступок николаевцев поразил за месяцы войны?

- Меня поражают оставшиеся в городе люди и продолжают жить его жизнью. Их не пугают взрывы, бомбардировки, постоянные ложные угрозы российской пропаганды, ежедневно угрожающей насильственно освободить нас от хорошей жизни. Однажды я приехал снимать сюжет в деревню Лиманы (на южной окраине города), которая находится в нескольких километрах от линии фронта. Как раз за день до этого войска РФ точно разрушили здание Лимановского сельсовета. И мы вместе с председателем села Наталией Панашей пошли смотреть, что осталось от ее кабинета. И тут она вспоминает, что у нее там в шкафу лежат выписанные "Новой почтой" семена лилий. Я не успел обернуться и вижу, как она уже лезет по разрушенным стенам в свой кабинет, достает из-под обломков и пыли посылку и радуется, что семена целые, и она сможет посадить лилии у себя в саду. В деревне, где в 5 километрах ежедневно идут жестокие бои. В этом же районе у меня отец живет на даче. В городе суета, все переживают, паникуют, а он строит беседку, выращивает овощи. Несколько дней назад сильно горел лес после обстрелов, и вместе с другими мужиками их дачного кооператива взяли лопаты и всю ночь до 6 утра тушили пожар в лесу. Как можно победить этих людей? Вот что меня поражает.

- Твои материалы цитировали коллеги из Европы? Встречал во время работы в военное время коллег из западных медиа? Что в их работе вызывало уважение?

В Николаеве очень сильная журналистская школа и мировые СМИ, включая такие гранды как The Times, Le Monde, El Pais, La Repubblica и другие не стесняются ссылаться на материалы наших местных медиа. В программы командировок иностранных корреспондентов в Николаев всегда включено общение с местными журналистами для того, чтобы лучше разобраться в ситуации на местах. Но надо понимать, что мы для них часть работы, интересный сюжет из горячей точки. Кто-то внимательно и осторожно относится к происходящему, не гонится за кричащим заголовком и яркой фотографией, которая принесет популярность, вызовет огромный читательский интерес, мгновенно разлетится по миру и... сдаст позиции военнослужащих, скорректирует будущие ракетные удары и навредит безопасности жителей Николаева . Это было особенно актуально в первые дни войны, когда в городе были десятки иностранных корреспондентов, которые без разбора публиковали все, что видели, с первых минут были на местах обстрелов и публиковали материалы, которые давали врагу важную разведывательную информацию. Уважение вызывают те профессионалы, которые смогли одновременно показать миру, что происходит в Николаеве и придерживаться компонента безопасности.

Журналист николаевской телерадиокомпании Нос-ТВ и фрилансер 5 канала Наталья Приходько

– Тему войны освещаю с 2014-го года. Тогда делала сюжеты по тренировкам военных, поездок волонтеров в АТО/ООС. Сейчас освещаю жизнь прифронтового Николаева. Это новостные сюжеты и включение в эфир на 5-м. К примеру, за июль их было 13. Рассказывала за 3 минуты о людях, страдающих из-за обстрелов. После 24.02. главные герои моих материалов – 60 процентов – гражданские люди, волонтеры, 40 процентов – защитники. Героев материала находить не сложно, потому что все оставшиеся здесь – герои. Например, водитель трамвая или медсестра на станции переливания крови, или уличный художник, рисующий патриотические муралы, или простой мужчина, который стариком возит воду из своей скважины. Трудно в работе снимать результаты обстрелов (большая часть материалов). У людей горе, а нам нужно освещать это. Не всегда понимают и гремят. Поэтому журналисты сейчас как психологи, чтобы работать на местах попаданий должны с осторожностью задавать вопросы горожанам. С чиновниками стало работать полегче. Они идут на контакт и предоставляют информацию.

Эмоции иногда мешают, плачем вместе с героями на интервью. Больше всего поразили поступки девушек-волонтерок, которые дома готовят вкусности, и развозят по блокпостам для защитников.

Встречала на съемках коллег из Румынии, Италии и Польши. Вызывало уважение, что к каждому спикеру они подходили взвешенно и действовали с осторожностью, не хайпировали. На съемочной площадке не мешали работать другим коллегам и прислушивались к советам военных.

Журналист интернет издания "0512.ua" Алена Ткаченко

– Кто главные герои твоих материалов после 24.02?

После полномасштабного вторжения россии на украинские территории, в основном главными героями моих материалов стали люди, пострадавшие от преступных действий российских оккупантов. Я стараюсь показать читателям истории вынужденных переселенцев, которым пришлось покидать свои дома, спасать жизнь детей и начинать все сначала на новых местах.

Также пишу о работе коммунальных учреждений. Ведь николаевцы должны понимать, что они не остались один на один с этой трагедией. Остаются продолжающие работать службы, поддерживать порядок в городе, ликвидировать последствия ежедневных обстрелов. Что работает транспорт, есть организации, которые пытаются, несмотря на тяжелые времена, улучшать жизнь горожан, сотрудничать с международными организациями, оказывать медицинские услуги пострадавшим и так далее.

-Насколько сложно теперь находить героев материалов?

Героев материалов действительно стало находить посложнее. Во-первых, нет прямого контакта, почти вся работа осуществляется в большей степени дистанционно. Если говорить о переселенцах, то люди часто отказываются рассказывать свои истории. Причина в большинстве своем одна - страх. Ведь у кого еще остались близкие на оккупированных территориях, кто переживает за будущее, а старшее поколение просто еще не может открыться и рассказать историю своей жизни большому кругу людей.

- Что наиболее тяжело теперь в работе?

- Сейчас уменьшилось количество актуальных тем. Ведь тема одна – это война. Оно и не может быть по другому. Но читатели устали, и они об этом говорят.

Если говорить о темах общественного значения, например проектах, запланированных к войне, то все сейчас на паузе. И об этом нет смысла говорить. Ведь когда, например, начнут восстанавливать дороги или реконструировать школы, театры или еще какие-то постройки, зависит опять же от завершения войны.

Тоже самое можно сказать о сезонных актуальных темах. Они также из-за войны не ко времени.

– Насколько эмоции усложняют работу журналиста?

– Эмоционально работа журналиста действительно усложнилась. Истории людей нужно пропускать всегда через себя, чтобы передать эмоции героя читателю. Поэтому морально тяжело. Всегда плачу вместе с героями, нервничаю, когда они говорят о несправедливых моментах, злюсь вместе с ними. Потом приходится отпускать этот психологический комок, перезагружаться. Но снова новый герой, новая история и новые переживания.

Ежедневное написание новостей – это также регулярный стресс. Ведь журналист сначала получает информацию из источников, потом пропускает ее через себя, а потом передает читателю так, чтобы не травмировать его. Иногда тяжело, но мы держим информационный фронт и уверенно идем к победе.

– Какой поступок николаевцев поразил за месяцы войны?

Меня поражает и одновременно берет гордость за несокрушимость николаевцев. Наперекор ежедневным обстрелам, люди держатся, ликвидируют последствия российских бесчеловечных атак и снова продолжают жить так, как это было раньше. Николаевцы показали с первых дней войны, что они украинцы и нет здесь места для России. Люди объединяются – нужно готовить коктейли Молотова, все быстро идут их делать, нужно бороться с мародерами, они в первые дни войны нашли способ, как обуздать их, нужно отдать свой автомобиль, дрон, или еще что-нибудь, в защиту Николаева, будь пожалуйста. Поэтому Николаев останется навсегда украинским.

Читайте также

1