Русские шпионы в США: истории ветеранов ЦРУ и перебежчиков из КГБ

Советские шпионы были куда менее эффективными, чем об этом говорили
Эксклюзив
Русские шпионы в США: истории ветеранов ЦРУ и перебежчиков из КГБ
Фото: Francesco Ungaro Pexels

В июне исполняется 11 лет со дня крупнейшего шпионского скандала в истории России и США. В 2010 году ФБР провело серию арестов глубоко законспирированных русских разведчиков-нелегалов. Многие из них десятилетиями жили под чужими именами, успешно выдавали себя за иностранцев, и их собственные дети не догадывались, кем на самом деле были их родители.

Тем временем интерес к одной из древнейших профессий, особенно такому "экзотическому" ее направлению, как нелегальная работа под чужим именем, не только не утихает, но и напротив, в последнее время лишь возрастает. История разоблаченных нелегалов легла в основу культового американского сериала "Американцы" (The Americans), а многочисленные шпионские скандалы, связанные с сегодняшними провалами российских спецслужб, лишь подогревают интерес к теме.

Действительно ли жизнь под чужим именем и чужой биографией, сопряженная с тяжелейшим психологическим стрессом, является оптимальным методом получения секретной информации? Парламент.UA поговорил на эту тему с ветеранами американской разведки, а также с бывшим разведчиком-нелегалом, долгие годы выдававшем себя за американца.

Истории реальных нелегальных шпионов КГБ в Америке

10 арестованным российским нелегалам не удалось узнать ничего существенного, поскольку ФБР знало о них с самого начала и следило за ними как минимум 10 лет. Как только нелегалы подбирались к людям, которые действительно имели серьезное значение для разведки, правоохранителям удавалось незаметно разрушать эти контакты. Таким образом, доступа к секретной информации они не получили, – напоминает Джек Барски.

При этом история Джека уникальна настолько, что сама по себе тянет на шпионский фильм. Он оказался первым советским нелегалом-невозвращенцем, который отказался вернуться назад, и при этом сумел избежать и мести КГБ, и ареста ФБР. Джек родился в 1949 году в Восточной Германии, и при рождении его звали Альбрехт Диттрих. Джеком Барски он стал намного позже, когда приехал под этим именем в США в 1978 году по заданию КГБ. Почти 20 лет он жил в Соединенных Штатах по чужим документам, и вел двойную жизнь, разрываясь на две страны и две семьи, не подозревающих о существовании друг друга.

Читайте также

В 1988 году, когда кураторы приказали ему возвращаться в ГДР, агент принял окончательное решение остаться в США. Еще 9 лет Джек Барски жил в Америке, как обычный добропорядочный гражданин, пока в мае 1997 года его не задержало ФБР. Самым удивительным в истории Барски стало то, что он не провел в тюрьме ни одного дня, и даже заслужил американское гражданство – на этот раз легально, после многолетнего сотрудничества с властями. Сейчас, оглядываясь на собственный опыт и на открытую информацию, он уверен, что институт нелегальной разведки не так уж эффективен, и не стоит усилий, затраченных на подготовку разведчиков.

[Перебежчик КГБ] Василий Митрохин в своей книге перечисляет три вида нелегалов, и не отмечает ни одного случая, когда они добились бы впечатляющих результатов. Успехи советской разведки объясняются не ими, а наличием у КГБ ценных источников в США из числа настоящих американцев. В основном это были граждане США, ранее состоявшие в американской компартии, которые затем, формально покинув ее, начали шпионить на КГБ. Именно они украли атомные секреты и передали их Советскому Союзу, – поясняет Джек Барски.

По словам бывшего шпиона, даже самый известный российский разведчик-нелегал Вильям Фишер, больше известный как Рудольф Абель, вовсе не был так эффективен, как это пытались внушить в СССР.

Он стал знаменит как дольше всех продержавшийся на нелегальной работе, и действительно имел связи с другими шпионами в рамках атомного проекта. Но сам Абель не завербовал ни одного человека и не добыл ни единого секрета, если верить книге Митрохина. Его роль вначале была преувеличена в США – может быть, чтобы добиться более выгодного его обмена, а затем эта слава была подхвачена в Москве, – делится Барски.

Американский опыт самого Альбрехта Диттриха также не выглядит историей шпионского успеха. Сначала он нашел работу велокурьера и долго не мог получить американский паспорт (единственным изначальным документом нелегала было лишь свидетельство о рождении на имя умершего в детстве американца Джека Барски). Затем, чтобы получить американское образование, ему пришлось идти в колледж и университет. Барски уверяет: единственное, что он смог передать в Москву, были политические настроения в университетском кампусе и коды программирования, используемые в частном бизнесе. В конце концов, у него появилась семья в США и родилась дочь, после чего он принял решение покончить со шпионажем и не возвращаться на родину.

Даже видя, что эта форма работы не оправдывает затраченных усилий, КГБ пробовало отправлять нелегалов снова и снова, надеясь, что в следующий раз у них получится сделать больше, – предполагает бывший нелегал.

ЦРУ не использовало долговременных шпионов в тоталитарных странах из-за неэффективности

При этом бывший сотрудник ЦРУ, американский специалист по кибербезопасности Пол Залаки считает, что польза, которую могут принести нелегалы, несоразмерна с временем и ресурсами, затраченными на их подготовку.

Это похоже на лотерею: вы никогда не знаете наверняка, удастся ли этим людям занять серьезную должность или подобраться к важным источникам информации или влияния. К тому же часть советских людей, оказавшись на Западе, со временем так привыкали к нашему образу и уровню жизни, что не видели смысла продолжать шпионаж. Кроме этого, в наше время, когда существуют компьютеры, Интернет и социальные сети, стало гораздо легче влиять на людей и получать доступ непосредственно к тем, кто интересует разведку, – полагает он.

Пол Залаки

Пол Залаки (фото: личный архив)

Пол Залаки признает, что во времена Холодной войны использование нелегалов было более оправданным, поскольку получить необходимый допуск было гораздо сложнее, и многие американцы боялись иметь дело с людьми из Советского Союза. Тем не менее, хотя сотрудники ЦРУ могли иногда выдавать себя за советских граждан для разовых акций, они никогда не использовали нелегалов для долгосрочного внедрения.

Это было бы пустой тратой времени, при которой невозможно спрогнозировать результат. Мы старались сосредоточиться на конкретных целях, и искали людей, которые могли помочь нам в их достижении, – делится ветеран ЦРУ.

А вот другой бывший сотрудник американской разведки Майкл Дэвидсон, напротив, полагает, что не стоит недооценивать систему нелегальной разведки ни в период Холодной войны, ни даже в наши дни.

Использование нелегалов на протяжении десятилетий принесло немало пользы советским и российским спецслужбам. Операция ФБР "Истории призраков", в ходе которой была разоблачена целая шпионская сеть, демонстрирует, что русские по-прежнему считают нелегальную разведку полезной. Нам вряд ли следует ожидать каких-то изменений в работе российских спецслужб, пока они видят определенную выгоду от внедрения нелегалов, а открытость западных обществ предоставляет значительные возможности для подобных операций, – считает он.

Майкл Дэвидсон также отмечает, что ЦРУ в своей работе не использовало нелегалов, но видит причины этого в невозможности поддерживать связь с подобными агентами в тоталитарных странах.

Курировать нелегала в закрытом и строго контролируемом обществе, таком, как Советский Союз, являлось почти невыполнимой задачей. Даже осуществление классических операций с агентами в так называемых "закрытых зонах" было сопряжено с высоким риском и требовало тщательной подготовки. Достаточно вспомнить пример восточногерманского режима, когда десятки тысяч граждан были информаторами спецслужб. И напротив, открытое западное общество создавало идеальные условия для нелегалов из Советского Союза и стран Варшавского договора, – поясняет ветеран ЦРУ.

О провалах русских разведчиков во времена Холодной войны и сейчас

При этом Майкл Дэвидсон называет работу российской разведки в годы Холодной войны "чрезвычайно продуктивной". Среди ее успехов он перечисляет таких агентов, как члены "Кембриджской пятерки", ученого Клауса Фукса, а главное – сочувствие многих американцев, в первую очередь в Голливуде, к левым идеям в первые десятилетия существования Советского Союза.

Проблема в том, что большинство американцев не воспринимают всерьез саму идею того, то можно проникнуть в наше общество с целью причинить ему вред и даже изменить его культуру. В этом плане можно поблагодарить создателей сериала "Американцы" за то, что он, по крайней мере, смог напомнить зрителям о реальной угрозе, исходившей от Советского Союза. Однако важно понимать, что герои этого сериала лишь внешне напоминают настоящих нелегалов. Основная задача подобных разведчиков – это, в первую очередь, работа с агентами. Они не занимаются убийствами, и должны сохранять свою легенду любой ценой, оставаясь вне поля зрения контрразведки, – рассказывает экс-сотрудник ЦРУ.

Пол Залаки также отмечает некоторые успехи советской разведки, однако подчеркивает проблемы на более высоком уровне – том, где происходит постановка задач.

Они преувеличивали некоторые угрозы и отбрасывали большую часть важной информации, стараясь передавать то, что хотело услышать руководство страны. При этом дипломаты и разведчики прекрасно знали о противоречиях между реальной ситуацией и их собственными рапортами, – поясняет эксперт.

Что касается череды сегодняшних провалов российских спецслужб, Пол Залаки напоминает, что они в основном связаны с военной разведкой, которые всегда отличались "брутальностью".

Также непрофессионализм разведчиков связан с тем, что они больше не мотивированы идеологией. Россия – это мафиозное государство, элиты которого делают все для того, чтобы остаться у власти, и разведчики тоже чувствуют это, – уверен ветеран.

По его мнению, самые большие провалы российских спецслужб происходят даже не на тактическом, а на стратегическом уровне.

Самый яркий пример такой ошибки – это заверения разведки после аннексии Крыма, что в случае вторжения на Донбасс половина Украины встретит россиян как освободителей, и они включат в состав "Новороссии" Одессу и Мариуполь. Как мы видим, это было крайне далеко от истины, – отмечает Залаки.

При этом Майкл Дэвидсон считает, что и в наши дни Западу рано расслабляться.

Сейчас невозможно определить, уравновешиваются ли провалы российской разведки успехами. Нам следует предполагать худшее, если мы хотим, чтобы наша контрразведка была эффективной. Да, сегодня кажется, что русские готовы слишком сильно рисковать, неважно, происходит это из-за их опрометчивости или излишней самоуверенности. Однако их вполне могут воодушевить определенные признаки деградации западных обществ, – предостерегает он.

1